Читаем стихи

1942 год — Владимир Британишский

… А перед тем, как совершить прыжок
по ладожскому льду, он книги сжег
и все журналы. Лишь два-три наброска,
рисованных голодной той зимой,
он выбрал, чтобы увезти с собой.

В буржуйке, будто в адской бездне Босха,
не как классический Лаокоон,
а как под пыткой корчась — “Аполлон”,
номер за номером, горел. (Картина
не очень эстетична, но правдива).

Пустая ледовитая квартира
не согревалась. Но согрелся он
и мог теперь собраться в путь.

Теплушка
его ждала. На остановках — кружка
крутого кипятка. Тепло, тепло,
которое спасти его могло!

Но между ним и поездом лежал
лед Ладоги. Хоть он и уезжал,
но вот уедет ли на самом деле?
не вскроется ли?..

Лед еще держал.
А вскрылось — через день…

Читать другие стихи этого автора
Крепостная интеллигенция
Ах, Россия екатерининская, вся в барокко и в...
Иона
Поэту, пришедшему с войны Как вернулся Иона из...
Ночь, холодно
Надо мной — не потолок, а полог, Подо...
Паутинка
Подмосковная прогулка. Где-то эхо проаукало. Чуть стемнело. Тень в лесу. Паутина...
Прогулка с Марком Самаевым по Ленинграду
Мой приятель, поэт и фотограф-любитель, был москвич. В...
Поэты
Державин в полный рост изображен. Он саном губернатора...