Читаем стихи

Она была во всем права — Михаил Анчаров

Она была во всем права —
И даже в том, что сделала.
А он сидел, дышал едва,
И были губы белые.
И были черные глаза,
И были руки синие.
И были черные глаза
Пустынными пустынями.

Пустынный двор жестоких лет,
Пустырь, фонарь и улица.
И переулок, как скелет,
И дом подъездом жмурится.
И музыка ее шагов
Схлестнулась с подворотнею,
И музыка ее шагов —
Таблеткой приворотною.

И стала пятаком луна,
Подруга полумесяца,
Когда потом ушла она,
А он решил повеситься.
И шантажом гремела ночь,
Улыбочкой приправленным.
И шантажом гремела ночь
И пустырем отравленным.

И лестью падала трава,
И местью встала выросшей.
И ото всех его бравад
Остался лишь пупырышек.
Сезон прошел, прошел другой —
И снова снег на паперти.
Сезон прошел, прошел другой —
Звенит бубенчик капелькой.

И заоконная метель,
И лампа — желтой дынею.
А он все пел, все пел, все пел,
Наказанный гордынею.
Наказан скупостью своей,
Устал себя оправдывать.
Наказан скупостью своей
И страхом перед правдою.

Устал считать улыбку злом,
А доброту — смущением.
Устал считать себя козлом
Любого отпущения.
Двенадцать падает. Пора!
Дорога в темень шастает.
Двенадцать падает. Пора!
Забудь меня, глазастого!

Читать другие стихи этого автора
Король велосипеда
Лечу по серому шоссе. А ветер листья носит. И...
Любовницы
Слава Богу, погода мглистая, На дворе — шаром...
Сорок первый
Но не в том смысле сорок первый,...
Баллада о парашютах
Парашюты рванулись, Приняли вес. Земля колыхнулась едва. А внизу —...
Мещанский вальс
Вечер. На скверах вечер. Вечером упоен, Расправляет плечи Знакомый микрорайон. Машина...
Песня про хоккеистов
В тридцать лет мы теряем скорость. Но когда...