Читаем стихи

Шеймусу Хини — Иосиф Бродский

Я проснулся от крика чаек в Дублине.
На рассвете их голоса звучали
как души, которые так загублены,
что не испытывают печали.
Облака шли над морем в четыре яруса,
точно театр навстречу драме,
набирая брайлем постскриптум ярости
и беспомощности в остекленевшей раме.
В мертвом парке маячили изваяния.
И я вздрогнул: я — дума, вернее — возле.
Жизнь на три четверти — узнавание
себя в нечленораздельном вопле
или — в полной окаменелости.
Я был в городе, где, не сумев родиться,
я еще мог бы, набравшись смелости,
умереть, но не заблудиться.
Крики дублинских чаек! конец грамматики,
примечание звука к попыткам справиться
с воздухом, с примесью чувств праматери,
обнаруживающей измену праотца —
раздирали клювами слух, как занавес,
требуя опустить длинноты,
буквы вообще, и начать монолог свой заново
с чистой бесчеловечной ноты.

Читать другие стихи этого автора
Посвящается стулу
I Март на исходе. Радостная весть: день удлинился....
Дни бегут надо мной
Дни бегут надо мной, словно тучи над лесом, у...
Пора давно за все благодарить
Пора давно за все благодарить, за все, что...
Мексиканский романсеро
Кактус, пальма, агава. Солнце встает с Востока, улыбаясь лукаво, а...
Портрет трагедии
Заглянем в лицо трагедии. Увидим ее морщины, ее...
В пустом, закрытом на просушку парке
В пустом, закрытом на просушку парке старуха в...